Откровения бывшей наркоманки: «Мне необходимо чувствовать контроль над собой»

Как улучшается секс после рождения детей. 7 неожиданных фактов!
27.09.2016
Чыскыырай получила звание Заслуженного артиста РС(Я)
27.09.2016

«Когда я пройду мимо вас на улице, вам и в голову не придет, что я употребляла наркотики более 5 лет».

Специалисты говорят, что женская наркомания и алкоголизм протекают тяжелее, чем у мужчин. Наша героиня (просит не называть ее имя) знает об этом не понаслышке, ведь она – наркоман в завязке. Девушка решила поделиться своей историей, чтобы предупредить молодых женщин об опасностях, которые могут их подстерегать.

Я родилась в Якутске и являюсь младшей из троих детей. На момент моего рождения родители уже были состоятельными людьми. У нас было все. Даже не помню, пользовалась я общественным транспортом или нет: всегда на машине или на такси. К пятнадцати годам я побывала в 14 странах и получила в подарок от родителей квартиру. Почему я сейчас об этом говорю? Не хвастаюсь, нет. Просто с истечением времени, после всего через что пришлось пройти, я и моя семья поняли, что слишком заостряли свое внимание на материальных благах и воображали себя светскими людьми.

После окончания школы я хотела поступить в Академию русского балета имени А.Я. Вагановой в Санкт-Петербурге. С детства увлекалась всевозможными танцами, но именно балетом я грезила. Но, к сожалению, не смогла поступить: конкуренция была большая, да и родители особым энтузиазмом не горели. В общем, пошла на экономиста. Жила в съемной квартире рядом с университетом и так стала одной из не местных тусовщиц ночного Питера. Училась я хорошо, если сравнивать с остальными моими подружками. Старалась не пропускать занятия, даже если всю ночь протанцевала в клубе.

Первый год пролетел незаметно. Уже чувствовала себя как дома. Стала тусить раз в неделю и не напивалась до обморочного состояния. Знаю, звучит все равно не очень хорошо, но по сравнению с тем, что стало потом это еще цветочки.

В первый раз я попробовала наркотики в туалете одного очень модного, но приватного клуба. Мои подруги весь вечер подкатывали к каким-то парням, а я как обычно сидела в баре. Вообще, если бы не наркотики, то я наверняка бы была алкоголичкой. Уже с затуманенным от коктейлей сознанием я присоединилась к компании. Эти молодые люди весь вечер уговаривали нас попробовать «чудо-порошок», мол, здесь все так время проводят. Мы, правда, сначала не хотели, отказывались, но сломались, когда они предложили акцию «в первый раз бесплатно». Так глупо.

Конкретно подсела на наркотики уже на третьей неделе: ни одного дня не обходилось без порошка. А поскольку бесплатно мои новые друзья мне больше не давали, я решила продать машину, которую подарил папа. Соврала, что врезалась в другой автомобиль и нужны деньги, чтобы уладить конфликт с пострадавшим. Папа хотел сам во всем разобраться и таким образом, мой план мог не сработать. Поэтому я рассказала другую историю брату. Ему я сказала, что была не трезвой и заставила подругу сесть за руль. У нее не было должного опыта в вождении, и это она врезалась в машину. Убедила брата в том, что папе не понравится, как халатно я поступила, поэтому он должен сказать ему, что сам во всем разберется. Так я в первый раз втянула близкого человека в свой обман.

С учебой стало все плохо, грозились отчислить, если я все не сдам к следующему семестру, но меня волновало, лишь то, что стало трудно доставать мой «любимый порошок», поскольку не хватало денег. Из «элитной» тусовки меня стали выпроваживать и те, кого я считала друзьями стали игнорировать. Тогда ко мне подошел один знакомый и предложил отрабатывать дозу натурой. Я согласилась.

Возможно, мне повезло, но тот парень, которому я «платила» оказался не таким уж плохим. Он называл меня своей азиатской принцессой и всегда нежно обнимал, что очень мне льстило. Со временем мы стали парой и проводили много времени в трезвом состоянии. Лишь изредка мы могли раскурить косячок. Не знаю, что пошло не так.

Наши дороги разошлись. К тому времени у меня появились другие, менее «элитные» знакомые, которые хорошо знали рынок тяжелых наркотиков. Пошла на улицу. Там то и навидалась я «Ада на Земле». Люди казались мне противными ничтожествами за то, что позволили себе докатиться до такого состояния, за то, что другие бесчеловечно наживались на этом. А сама плакала и кололась и каждый раз говорила себе, что это в последний раз.

Когда родители позвонили в университет, им сказали, что я отчислена за академическую неуспеваемость. Они поняли, в чем дело и срочно прилетели, чтобы забрать меня в Якутск. На съемной квартире с удивлением обнаружили, что я давно съехала и не забрала некоторые вещи. Каким-то образом они меня нашли. Нашли в обшарпанной коммуналке с асоциальными личностями. Они, наверно и не поняли, что их дочь тоже стала частью этого слоя общества. Хорошо, что они застали меня трезвой, а то по-хорошему я бы не пошла с ними.

Я была так рада увидеть лица родных, хотя они и были рассерженными. В тот вечер мама отмыла меня в ванне, чего не делала даже когда я была маленькой. Она так плакала, что слезы капали в воду. Папа меня тогда ударил. И правильно сделал. На его месте я бы не остановилась на одной лишь пощечине. Братья настояли на том, чтобы не привозить меня в Якутск, а устроить в реабилитационный центр в Питере.

Ощущения дикой ломки подобны пытке. Я впивалась ногтями в виски до тех пор, пока не пойдет кровь. Кажется, я сбегала три раза и почему-то все время возвращалась к старой съемной квартире. Пугала соседей неадекватным поведением, а однажды напала на женщину в подъезде. Чуть позже, вспомнив этот эпизод, я поймала себя на мысли, что еще чуть-чуть и сделаю что-то ужасное – убью человека. Только тогда я добровольно сказала врачам: «спасите меня, спасите окружающих людей от меня».

В родной Якутск я прилетела трезвой, но напуганной. Первое, что я сделала, это попросилась к бабушке в деревню. Там соблазна нет, к тому же наша природа не может не влиять благотворно. Смешно, но самое антистрессовое занятие для меня это доение коров. В город решила приехать только спустя семь месяцев. Решила забрать к себе собаку, к которой сильно привязалась.

К моему приезду папа избавился от своего мини-бара, а мама решила полностью работать на дому. Хотя все родственники притворяются, что ничего не случилось, но их отношение кардинально изменилось. Они пристально смотрят на мои руки при разговоре, хотя там и следов то нет. До сих пор все шушукаются за моей спиной. Предпочитаю делать вид, что мне все равно.

Мне стало трудно находиться в обществе с людьми. Поэтому завела еще щеночка и кота. Но полгода назад умерла моя первая собака. Все думали, что сорвусь. Было больно, ведь умер друг, который был рядом в трудное время, но мне надо было заботиться еще о двух своих питомцах. А мысль потеряться в наркотическом или алкогольном плену бреду мне и в голову не пришла. Вот тогда я и поняла, что завязала.

Сейчас я устроилась на работу и сняла квартиру. Живу одна со своими собаками и котом. Периодически езжу в деревню и дою коров. Сама я не выхожу из дома позже восьми вечера, и то, чтобы выгулять собак. Общаюсь только с семейными людьми, ибо они уже нагулялись и не требуют, чтобы я ходила с ними куда-либо. Насчет своей личной жизни, то тут и сложно и просто одновременно. Я одинока и меня это устраивает. С другой стороны, годы, проведенные на героине и метамфетамине лишили возможности стать матерью. Может это и к лучшему. Я заметила, что стала равнодушнее и жестче к людям. Не скажу, что я стала беззаботной или позитивнее, оставив все позади. Мне необходимо чувствовать контроль над собой, дисциплинировать себя.

Со своей семьей я близка как никогда. Как бы плохо это не звучало, но ответственность за то, что произошло, несут и мои родители. Они мало уделяли нам внимания, предпочитая покупать что-нибудь, чтобы мы успокоились. Ставили себя выше остальных людей, только потому-что богаты и приучали нас думать так же. Хорошо, что они сами признали это и поменялись в лучшую сторону.

Когда я смотрю на всех этих молодых девушек, выкладывающих в социальные сети свои фотографии, на которых они модно накрашены, носят дорогую одежду и пьют вино в ресторане или развлекаются в клубе, я испытываю чувство непонятной тревоги и беспомощности. Мне так и хочется написать им, чтобы они были осторожнее и бдительнее.

Тусовки могут принести лишь сиюминутные эмоции: потешить хрупкое женское эго, мол, смотрите, какая я независимая и крутая современная девушка или подарить острые ощущения. Но вечеринки и пьянки делают девушку поверхностной и уязвимой, а жажда адреналина может затянуть в бездну проблем.

Я знала многих людей, которых жизнь потрепала еще до их зависимости, а сама была просто глупой избалованной девочкой, которая хотела крутиться в «модной» тусовке.

Евгений Скрябин, врач общей практики СЗАГС при Президенте РФ, менеджер ГиМУ управление персоналом, ИУ при Президенте РСЯ, психолог управленческой деятельности. Директор МБУ ЦДО Айылгы:

Согласно аддиктологии (медико-психологическое направление, изучающее расстройства, связанные с зависимостью и созависимостью) наркомания является био-психо-социо-духовным заболеванием. То есть затрагивает все четыре сферы жизни человека.

Если брать наркоманию как комплексное заболевание, затрагивающее все сферы жизни человека, то и о выздоровлении нужно говорить с учетом всех этих сфер. И о лечении. Поэтому, когда мне задают подобный вопрос типа: «можно ли вылечить наркомана» или «может ли считаться бывшим наркоман» я пытаюсь выяснить у спрашивающего, что тому известно о природе этого заболевания. Почти всегда эта болезнь связана с личностными проблемами. Такими как умение брать на себя ответственность. Ответственность за свою жизнь в первую очередь. А такие вещи обычно мы усваиваем в детстве и с детства. В своих родительских семьях. Передачу нездоровых чувств в семье и из поколения в поколение никто не отменял. Это и есть модель нашего мышления и поведения, что существенно влияет на осознанность или ее отсутствие в жизни человека.

Как должны вести себя родственники с больным до и после выздоровления? До недавнего времени эта тема была умалчиваемая в академическом сообществе. Пока о ней не стали говорить такие глыбы в научном мире как Москаленко Валентина Дмитриевна, доктор мед.наук, психиатр-психотерапевт и другие специалисты, в том числе, равные консультанты, сами имеющие опыт выздоровления из различных видов и форм зависимости. До сих пор общей научно разработанной дефиниции этому состоянию не существует. Но все согласны, что созависимость – это патологическое состояние, характеризующееся болезненной и всепоглощающей сосредоточенностью на другом человеке в ущерб собственным жизненным интересам. И это состояние часто доводит человека и его окружение до серьезных последствий.

Надо понимать, что все БПСД-заболевания смертельны, неизлечимы и прогрессирующи. То есть с точки зрения внутренних нейропсихофизиологических механизмов они неизлечимы. Если человек не будет употреблять ПАВ даже в течение многих лет и даже десятилетий, это не освобождает его от данного приговора в том смысле, что если он употребит свое ПАВ, то все эти механизмы в организме запустятся вновь с той же эффективностью, как и во время употребления в прошлом. Ни наркоман, ни алкоголик не могут считать себя полностью выздоровевшими в этом отношении никогда. Кстати, разница между наркоманом и алкоголиком совсем небольшая и характеризуется только теми несущественными спецификами, которые интересуют только специалистов.

Врачи могут постараться вернуть организму наркомана и алкоголика функциональность на уровне нормы с помощью инфузионной терапии, гормональной, поддержать медикаментозно основные органы и их функциональность. Однако и тут следует помнить, что есть, по мнению некоторых клиницистов, так называемая «точка невозврата», после «прохождения» которой очень сложно говорить о норме функционирования органов-мишеней, так как их ресурс будет основательно истощен. Тут можно долго и подробно рассказывать о последствиях употребления ПАВ, тех же наркотиков, особенно, современных синтетических. Особенно для женщин.

Текст: Туяра Баишева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *