Женский информационно-развлекательный портал
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Поля, отмеченные звездочкой (*) обязательны.
Настоящее имя *
Логин *
Пароль *
Повторите пароль *
Email *
Повторите email *
Капча *
Среда, 15 Февраль 2017 01:40

И тайное стало явным в интервью Софии Булчукей

Оцените материал
(9 голосов)

Портал kerekuo.ru продолжает беседовать с интересными и успешными женщинами Якутии. На этот раз нам удалось пообщаться с известным журналистом и главным редактором сетевого издания Sakhalife Софией Булчукей. Наша собеседница откровенно рассказала о своей семье, жизненной свободе и о своей фамилии.

София, для начала расскажите, пожалуйста, о своём детстве: где вы родились, о вашей семье, каким вы были ребёнком?

- Ну, если это кому-нибудь интересно, то с удовольствием! О себе, любимой, могу говорить бесконечно. «Сокровенное сказание монголов» поведало, что Тэмуджин, будущий сотрясатель Вселенной Чингисхан родился, сжимая в ладони сгусток крови. Из чего сделали вывод, что родился великий воин. У обычных людей тоже бывают легенды об обстоятельствах их рождения. Например, один мой знакомый утверждал, что помнит, как он родился. Вроде, такого не может быть. Но это сознание не помнит, а в подсознании информация остается. В моем случае проще. Так, мама рассказывает, что я еще не успела толком родиться, только-только голова появилась на свет, неизвестно еще, мальчик или девочка, тогда ведь еще не было УЗИ, как уже закричала. Мама, тогда 20-летняя студентка медфака, удивилась. Физиологически такого не может быть, легкие как воздушный шар, должны надуться от поступившего воздуха, и от боли младенцы плачут. А я так сразу и оповестила свет о своем процессе появления. И опытная акушерка удивилась: «Этот человечек еще скажет миру свое слово!».

Поэтому моя семья время от времени задает вопрос: «Соня, когда ты отойдешь от сиюминутной журналистики и сделаешь что-нибудь для Вечности?». Считается, что журналист работает на один день, писатель – на сто лет, а философ – на тысячелетие.

Родилась я в семье врача и студентки в Якутске, а уже с 7-ми месяцев осталась с бабушкой и дедушкой в Сунтаре. Бабушка Зоя Федоровна Жирохова была учительницей, дедушка Илья Ильич Яковлев - директором Санаторно-лесной школы, мы жили у самой кромки леса. Иногда родители привозили меня в Якутск, у них была квартирка в деревянной двухэтажке на Третьей линии. Мне, привыкшей к деревенской вольнице, городские развлечения казались такими убогими. Вместо целой реки, берега с волшебными красивыми сердоликами – кучка грязного песка, в которой возится толпа детей, разговаривающих на непонятном языке. А леса и вовсе нет! То ли дело у нас в Сунтаре! С утра до вечера мы носились ватагой с соседскими детьми. Отмечу на полях, что сейчас очень люблю Якутск, ставший мне родным.

Однажды дедушка озаботился: «Что-то у Сони нет никаких обязанностей. Пусть наполняет водой этот бидон!». Цинковый бидон на 36 литров, такие на каждой молочной ферме были. Не вопрос! Скоро мои услышали ребячий гомон и увидели, что к дому приближается колонна детей дошкольного возраста, выстроившись по двое. У каждого в руках по ведерку или бидончику, или банка с водой. В общем, мы быстро наполнили ту емкость водой. Потом я раздала своей «гвардии» конфеты, у нас обычно их ящиками покупали, и все умчались играть дальше. Дедушка тогда усмехнулся: «Придется отменить это задание. Соседи решат, что мы детей эксплуатируем. Но организаторские способности определенно есть».

Именно дедушка занимался моим воспитанием. У нас дома была толстая пачка открыток, и многочисленным гостям предлагалось проверить мои познания. Они приходили в изумление: «Кто это?». А в ответ: «Шуберт. Шуман. Бетховен…». И так далее. Текст «Героев Эллады» я помнила почти наизусть. Память мне дедушка натренировал отлично. Она и у него была феноменальная. Ветеран Великой Отечественной, якутский офицер, в 23 года он вернулся с фронта, комиссованный после второго тяжелого ранения, полученного под Сталинградом. Поступил в Пединститут, позже ставший Якутским госуниверситетом. Там и познакомился с будущей женой, редкостной красавицей с открытой, доброй душой. Дедушкины фронтовые раны так никогда и не зажили, и рука плохо слушалась, так что много писать он физически не мог. Он писал тезисы, 3-4 строчки, и по ним читал интереснейшие лекции о международном положении, по истории. Кроме педагогической деятельности, он был лектором общества «Знание». И меня он с детства приучил следить за новостями. Уходя, давал задание: «Сонечка, прослушай новости по радио. Потом мне все расскажешь». Преисполненная важности, я слушала новости по радио, встав на стул. Для чего стул, не знаю до сих пор. Видимо, для пущей важности. И когда дедушка переступал порог, я уже звенела, мол, Нина Хрущева поехала туда-то, Индира Ганди сделала то-то. А он еще вопросы задавал, уточнял, вот ведь какой педагог был, учил ненавязчиво, мотивировал.

Как мне его не хватало потом! Считаю, что та далекая война и лично мне должна тоже. Ведь дедушка ушел достаточно рано, в 54 года. Вскрылась фронтовая рана. Но он так любил жизнь! Считал себя таким счастливым, что вернулся с войны живым, женился на самой красивой женщине мира, что есть дети, внуки, и продолжится славный род.

А как они меня наряжали! Обычной одежды у меня и не было. Дедушка с радостью все покупал, а бабушка и шила, и вязала, и украшала безликие готовые вещи. Я щеголяла в шубке из рыжей лисы, шапка, унты, рукавичка расшиты бисером. Соседка пеняла: «Балуете сверх меры! А что с ней дальше будет?». А дедушка вздыхал: «Как все, скоро пойдет в школу, и десять лет будет носить форму». Помню, как пришла в детсад в первый раз, и весь коллектив собрался, когда мы раздевались на тихий час. Вслух комментировался каждый предмет моего гардероба: «Вот платье вышитое, и жилетик. И даже колготки-рейтузки украшены. Ой, и бельишко».

А когда пора пришла в первый класс идти, дедушка с бабушкой оба оказались в больнице. Собирал меня Роман, старший брат, только-только после армии. Открывает он, помню, шифоньер, и рассматривает мои платья. Приметил он пышное, белое, с обилием кружев. Сейчас такие платья есть в гардеробе каждой маленькой девочки. А тогда такие не привозили из дальних стран, в Советском Союзе не шили. Это бабушка мне ночнушку такую сообразила. Очень она мне нравилась, и я всегда вздыхала, ну почему в ней нельзя выйти в люди? Красота же неописуемая! И вдруг представился такой шанс… Роман как молодой брутальный парень в девчачьих нарядах не разбирался. В общем, не составило труда убедить его, что это и есть лучший наряд для первого дня в школе. И все удалось! Мы мчимся на мотоцикле по Сунтару! Я в лакированных туфельках и своей неподражаемой ночнушке. Пришел мой час! Как вдруг… На школьной площадке мы столкнулись с тетей Заремой, бабушкиной младшей сестрой, учительницей русского языка и литературы. «Что это? – в ужасе воскликнула она. – Это же ночнушка! Как же так! Скорее к нам! К счастью, у Лены есть запасное платье, как раз навырост купили». Обстоятельства оказались сильнее. Меня схватили, увезли, сняли мое чудесное шелковое платье, отобрали мой праздник и напялили коричневую шерстяную форму. Так закончилась моя вольная жизнь, и началась строгая школа.

Так что детство было чудесным – меня баловали сверх меры, любили всем миром, ничего не запрещали, голоса ни разу не повысили. И задали такой сценарий на всю жизнь – предпочитаю комфортную среду, заниматься любимым делом.

С мамой – Августиной Ильиничной Яковлевой, мы потом прекрасно нашли общий язык, и сейчас не просто родные люди, но и единомышленники. Она сейчас возглавляет Ассоциацию народной медицины Республики Саха (Якутия).

И у нас замечательная, большая, дружная семья, более того - клан и род.

Нельзя не спросить о вашей фамилии. Что вы можете рассказать о ее происхождении?

- Обычная тюркская фамилия вызывает вопросы только у нас в Якутске. Вообще, это в нашей ментальности, спрашивать у всякого, какие у него примеси. И даже спрашивать иной раз не надо. Каждый вам с превеликим удовольствием расскажет, кто у него когда промелькнул. Одно только зачастую забывают подчеркнуть, что основная кровь – якутская. Помню, в 2013-м мы путешествовали с «Миром путешествий» по Лаосу. И нас сопровождал гид, молодой человек из Южного Китая. Увидев его светлую для китайца кожу, зеленые глаза, наши люди устроили допрос с пристрастием на свою любимую тему. Но парень не сдавался, мол, я – китаец, и все тут! И только в конце путешествия, окольными путями наши все же выяснили, что у него прадед был русский. Наш гид хотел быть только китайцем, и никем другим. Это форма патриотизма.

Или евреи, которые считают своим всякого, в ком есть хоть капля еврейской крови, кто уважает их культуру и традиции. Они зовут таких жить в Израиль, они всех принимают в свои этнические объятия. Это форма самозащиты этноса, который привык веками выживать во враждебной социальной среде.

А мы почему-то многих отталкиваем. Мол, одни – полукровки, другие - «омук о5ото», третьи – северные, четвертые – из каких-то там улусов, пятые – не владеют родным языком и так далее. Ладно бы, такие настроения царили в прочной мононациональной среде. Но мы-то живем в эпоху глобализации, в многонациональной республике. Множество нерегулируемых нами процессов могут превратить саха в этническое меньшинство на своей традиционной территории: дальнейшее освоение природных богатств, дальневосточный гектар, климатические мигранты. Так что не различия надо искать, а общности, иначе совсем распадемся на части, ассимилируемся.

Портрет маленькой Софии, нарисованный ее отцом

Возвращаясь к моей фамилии. Это отцовская тувинская фамилия. В свое время, он был известным в республике врачом-отоларингологом. Этот рисунок, где мне года полтора, тоже его. Я мало что про него знаю, потому что жила с бабушкой и дедушкой, а потом родители расстались. В юности я категорично заявляла, что мой отец – это отчим, который воспитал. Но сейчас я признаю, что и биологический, родной отец, его гены, информация его рода тоже оказывают значительное влияние. Так что в моих жилах смешалась кровь героев ураангхай саха с преобладанием канглов-кипчаков и героев урянхайцев тувинцев, вольных степняков. Кровь творческих олонхосутов, шаманов, удаганок, сильных, упрямых скотоводов, охотников, рыбаков, мирных, трудолюбивых олекминских огородников и собирателей. Надо бы съездить в Тыву, никого не беспокоя, ни к кому на сваливаясь, как снег на голову, а просто посмотреть, как турист, проникнуться, интересно же.

Как вы пришли в журналистику, в частности, в интернет-издание? Всегда хотели связать свою жизнь с этой профессией?

- SakhaLife мы маленькой, сплоченной командой создали и раскрутили сами. Практически без денег и с очень скромными ресурсами, в виде своей работоспособности. Мы – это я и Марина Сергеева, заместитель главного редактора и просто боевая, давняя подруга. У нас были и есть помощники, но всегда очень мало, практически полтора человека. Сегодня SakhaLife стал неотъемлемой частью деловой жизни республики, мы специализируемся на региональных новостях. В марте SakhaLife исполнится 10 лет. Для электронного издания это хороший возраст. Поскольку вся энергия уходит на поддержание ресурса, не оставляя времени на прорыв, да и кишка тонка у меня организовывать общественные мероприятия, честно скажу, отметим, видимо, междусобойчиком. Сходим с нашими лучшими друзьями в паб «Дикая утка», это тоже стало традицией.

Пользуясь случаем, благодарю всех наших дорогих друзей, клиентов, которые поддерживали нас все эти 10 лет, давая рекламу. Тем самым, они поддерживают независимую прессу. Благодарю и наших верных читателей, спасибо, что вы с нами!

Что вас интересует помимо журналистской деятельности?

Семья. Друзья. Просто драгоценное человеческое общение. Путешествия. Чтение. Искусство. Природа. Феноменальные возможности человека. И много других вещей.

Вы медийная личность, а значит, вокруг вашего имени иногда спекулируют слухи. В последнее время пользователи соцсетей обратили внимание на фото, где вы пьете кофе с Кириллом Алексеевым, генеральным директором «Сахамедиа». Заговорили о вашем возможном переходе в «Сахамедиа».

- Абсолютно никаких предпосылок для этого, уверяю вас! Мы просто встретились как старые друзья, коллеги, работавшие вместе в прекрасное время. Я начинала в 97-м году в газете «Наше время», Кирилл там был заместителем главного редактора. Кирилл сейчас встречается с ведущими журналистами и предлагает вести блоги на площадках «Сахамедиа». Они раскручиваются в интернете, в том числе и через авторскую журналистику. Вот и вся интрига.

У вас много друзей? Какие люди вас привлекают, с какими интересно общаться?

Пожалуй, довольно много. Человек 20 я точно считаю друзьями-подругами. И много приятелей, коллег, с которыми поддерживаем дружеские отношения. Интересны люди самодостаточные, Личности. Некоторые из них успешны в социальном плане, некоторые – почти отшельники. Если человеку интересно с самим собой, он будет интересен и другим.

Ваше представление об идеальной семье и удалось ли вам этого идеала достичь?

-Да я могла и без создания семьи всю жизнь прожить, и нормально. Сердце холостяка. Но вот не дали сохранить суверенитет. Атака влюбленного всегда убедительна. По роду деятельности у меня много общения, больше, чем мне нужно. А так, я очень люблю побыть одна. Когда строили дом, специально запланировала разные с мужем спальни, чтоб у меня была своя психологическая норка. И что вы думаете? Спальня мужа превратилась в его гардеробную. Ну, то есть там лежат его джинсы. Туда, как в практически неиспользуемое помещение, мы закатили теннисный стол. А моя спальня несет двойную нагрузку. Везде валяются трусы-носки и все такое, мужа. И у меня нет своего угла, куда вход другим воспрещен. Потому что моим кабинетом он тоже пользуется, ведь интернет и ему нужен временами. А вот в его мастерскую, извините, я только по особому приглашению. Вот такая «дискриминация».

Я – строгая хозяйка. И если уж приготовила завтрак, обед или ужин, то никто не будет поглощать его, уткнувшись в телевизор. На кухне у нас вообще нет телевизора. Потому что, сначала семья постоянно смотрит этот ящик, который невозможно переговорить, а потом им и поговорить не о чем. Вместе кушать – значит общаться, доверительно разговаривать. Лишь в особых случаях мы перемещаемся к телевизору.

А за готовкой, мытьем посуды, привожу свои мысли в порядок. Впрочем, у меня нет монополии на кухне, мы делим обязанности. И муж очень вкусно готовит, считая это творческим процессом.
Так что идеальной семьи мне не удалось создать. Не каждая женщина мечтает быть за мужем, как за каменной стеной. Я из тех, кто вообще не терпит никаких стен, топчу их, сношу их, разрушаю. Но природа мужчины такова, что он снова и снова предпринимает попытки возвести их вокруг своей женщины. И тогда мы разговариваем. Я объясняю, что террор любовью – тоже террор. Что слишком тесные объятия мешают деловой женщине двигаться вперед. Что не надо меня контролировать, считая, что я этого не замечаю, например, через ненавязчивые вопросы. Я не терплю давления, даже если это вызвано любовью. Так что я довольно требовательна.

Но с другой стороны, я жутко самодостаточна. От мужчины мне не надо ни его фамилии, ни имущества, ни материальной поддержки, ни статуса, вообще ничего. Я и сама умею охотиться на мамонтов. Способна позаботиться и о недвижимости, и о путешествиях, и об образовании детей. Кстати, муж меня так и зовет – «я сама». Я с ним, не потому, что трудно одной, некуда деваться по материальным соображениям, то есть по расчету. Нет! Я с ним потому, что сама этого хочу. Потому что это мой добровольный и осознанный выбор. Нас связывает нечто большее, чем просто любовь – духовная общность по многим сферам. Но и различий хватает. Некоторые различия кажутся временами непримиримыми.

Навсегда ли мы вместе? Ну, разве кто-то из людей может ответить на этот вопрос? Это же не только от меня зависит, верно? Всегда надо уважать выбор партнера. Конечно, все мы слышали на заре прекрасной юности: «Я буду любить тебя вечно! Никто не будет любить тебя так, как я!». И сами в ответ давали такие же опрометчивые клятвы. У одних сбылось, у других – нет. Я – во втором клубе. Отыграв первый тайм, мы поняли, что никогда не говори «никогда» и «навсегда». Жить настоящим, не воруя его бесконечными воспоминаниями о прошлом или размытыми планами о будущем – вот мудрость жизни! Радоваться жизни, быть счастливыми здесь и сейчас. Разве этого мало?

С большим уважением отношусь к парам, которые, полюбив друг друга в юности, сохранили свою семью на всю жизнь. Завели детей и внуков. Значит, они постоянно работают над своими отношениями.
Уважаю тех, кто нашли в себе силы прервать деструктивные отношения. Если нет в браке радости, счастья, если партнер постоянно тянет за ноги вниз, ослабляя, зачем он вообще нужен?
Ну, а те, кто вообще не создал семью, я уважаю их выбор. То, что они пренебрегли стереотипами, давлением общества. Нет сценариев правильной и неправильной жизни, только сам человек решает, как ему быть.

Создается впечатление, что вам все легко дается. Видимо, от решимости характера? Вам знакомы сомнения, кризисы?

- Конечно! Без кризисов не было бы развития. Именно они вскрывают самое слабое звено, которое требуется укрепить. Но чтоб понять это, проходишь стадию сомнений. А люди и события, которые способствовали этому, в такой момент выступают учителями, которых надо за это благодарить.

Когда разражается очередной кризис, велик соблазн покинуть эту ситуацию, людей, с ними связанных, мол, «Злые вы, уйду я от вас!». Особенно если есть, куда уйти. Но как эзотерик, понимаешь, что жизненный урок все равно следует выучить, иначе он в скором времени опять предстанет уже в других декорациях, но в более жестком варианте. Проще проделать работу над ошибками, чем ушибиться вновь. 

Самый лучший, ценный совет, который вам дали?

- Совет ли это? Видимо, утверждение. Дедушка мне всегда повторял: «Ты – лучше всех!». На него шикали аксакалы, ему возражали, мол, так не принято у саха, громко не говори, сглазишь и все такое. Но его безоговорочная эмоциональная поддержка, восхищение всем, что я делала, навсегда заложили ощущение собственной самоценности. Вовсе не претендую, что кто-то разделит это мнение, но для себя, я – самый главный человек на свете.

Есть ли книга, которая произвела на вас сильное впечатление настолько, чтобы вы рекомендовали ее людям к прочтению?

Приближается вечер, и я начинаю проявлять беспокойство – не помешали бы моему личному времени – чтению. Читаю каждый день, и часто рекомендую книги своим друзьям, в том числе и в соцсети. Погружение в книгу делает меня счастливой. Некоторые фразы, наиболее удачные, я читаю вслух или проговариваю шепотом. Перечитываю их снова и снова, и потом только двигаюсь дальше. Когда переворачиваешь последнюю страницу, бывает так жаль, что закончился этот ритм. Какое счастье, что на Земле есть так много хороших книг! Некоторые можно перечитывать бесконечно, а многие еще только предстоит открыть. Завидую полиглотам, которые читают на языке оригинала. Талантливые писатели и поэты даже в переводе покоряют. А как же это звучит в оригинале? Страшно подумать. Сейчас в очередной раз перечитываю Фейхтвангера «Гойя или тяжкий путь познания». Причем, интересен мне не столько образ легендарного художника, сколько женщина, которую он любил – герцогиня де Альба, история их сложной любви.

Какие исторические личности наиболее вам интересны и почему?

- Разные. И амбициозные личности, изменившие мир, и те, кто следовали своему предназначению, например, писали романы «в стол», зная, что их не издадут в ближайшее время. Интересно увидеть альтернативный взгляд на тех, чьи имиджи уже сложились в глазах потомков. И узнать о тех, кто жил, созидал, не получил громкой славы, но обогатил мир своим творчеством. Можно плакать над историями гениев, которые самозабвенно творили, обогатили мировое искусство, но еле-еле сводили концы с концами – Моцарт, Ван Гог, Пушкин. Уважаю тех, кто, будучи менее одаренным, в совершенстве овладел искусством самопрезентации, и хорошо устроился, это отдельный талант.

Как считаете, вы достигли успеха? Сильно ли отличается ваша нынешняя реальность от того, о чем вы мечтали в детстве или юности?

- В детстве я мечтала о профессии океанолога, археолога и космонавта. В школе строила более реальные планы, что стану журналисткой, которую будет читать вся республика. Что ж, приблизилась к этому. Со степенью интернетизации республики, остается надеяться, процесс пойдет бойче. Я не осмелилась тогда даже задуматься о том, что успех может быть в масштабах страны и даже всего мира. Впрочем, какие наши годы? И сейчас вполне возможно замахнуться на амбициозные проекты. Но… Большая часть моего времени уходит на текучку. Это работа в режиме онлайн.

Основываясь на свой жизненный опыт, какой главный совет вы бы дали вашему ребёнку?

- Я дала ей гуманитарное и музыкальное образование, несколько языков – родные якутский и русский, английский и китайский – рабочие. Сейчас она учит французский. Остальное приложится.
А совет всей нашей замечательной, талантливой молодежи: «Мечтайте смелее! Мечты ведь сбываются». Ну, и традиционное: «Ты – лучше всех!».

Беседовала: Туяра Баишева

Фотографии из архива героини материала

Источник: kerekuo.ru

Прочитано 2350 раз

Смотрите также