Как я была шопоголиком, влезла в долги и пожалела об этом

Как ухаживать за собой весной и подготовиться к лету?
04.05.2018
Платье-рубашка. От Коко до наших дней
06.05.2018

Предыстория

Сейчас мне 31, говорю на четырех языках, веду блог и в остальном вроде как всё не так плохо. В 22 года мне казалось, что жизнь кончена и просвета не будет. А начиналось всё как обычно. В 17 приехала в Питер из маленькой деревни под названием Октёмцы с большими надеждами. Когда исполнилось 18, с радостью побежала устраиваться на работу, чтобы поскорее начать путь Самоcтоятельности и не быть финансовым бременем для мамы.

В универе я была ботаном и меня совершенно не интересовали ни вечеринки, ни клубы (а тогда были нулевые), ни алкоголь, ни общение с интересными людьми. Зарплату мне удавалось откладывать и полностью себя обеспечивать. И вот однажды, возвращаясь из библиотеки на 8-й линии Васильевского острова, я увидела…ЭТО. Такие манящие, блестящие, красивые…сапоги на каблуках! Я набралась храбрости и решила просто примерить их. Кажется, именно в тот момент я продала душу дьяволу. Но было одно “но”. Мой внешний вид, старые джинсы и куртка никак не вписывались в сапоги.  И тут мне захотелось поменять в себе всё, особенно внешний вид и гардероб. Надоело быть ботаном, мне хотелось нравиться себе. Я начала действовать с активностью и рвением.

Начало катастрофы

Со временем я заметила, что каждая совершенная мной покупка помогала мне забыть о грусти, проблемах, давлении на учебе и на работе. К слову, адаптация в Питере давалась мне с трудом: большой город, метро, чопорные люди, языковой барьер (с абсолютно якутской школы в абсолютно русскоязычную среду), куча студентов-ровесников, с которыми вообще не знала, как надо разговаривать. А еще мне обязательно хотелось получить красный диплом и на работе быть лучше всех, поэтому испытывала на себе большое давление, от себя и своих ожиданий. Чем чаще я покупала и радовала себя, тем больше закреплялось поведение, пока это не перешло в зависимость. А тут еще в Питере открыли Мегу и я там буквально “поселилась”, каждое свое свободное время проводила там, даже в любимую библиотеку перестала ходить. Знала, что, где и за сколько можно купить. Коллеги и однокурсницы стали обращаться ко мне за советом, я ходила с ними по магазинам и помогала покупать интересные вещи. Причем, удовольствие испытывала просто от хождения по магазинам. В магазинах среди вещей чувствовала себя в безопасности. Тогда я рассуждала примерно так: теплый пуховик из Topshop способен согреть лучше, чем тепло от общения с людьми. Вещи, в отличие от людей, никогда не предадут и не сделают больно. Они всегда будут со мной, не бросят и не уйдут.

Каждый раз, покупая себе что-либо, мне казалось, что я “почти” счастлива. Вот надо только тот плащ из Зары купить, ту юбку-карандаш и шляпу. Вот тогда точно буду счастлива. Покупая шляпу, заглядывалась на длинные перчатки и теперь у меня была новая “цель” на пути к “счастью”. Подливали масла в разгорающийся костер захламления еще и любимые журналы Time Out Спб и Собака, где простые официанты и копирайтеры рассказывали, в какие шоу-румы ходят и предпочитают вещи Comme des garsons и Yamamoto. Для меня их жизнь казалась высшим пилотажем.

К пятому курсу моей автономной жизни что-то пошло не так. Я очень много работала и при этом все время была без денег. На те деньги, которые мне надо направить на оплату квартиры, могла пойти купить сумку или пойти сделать стрижку у одного из самых крутых мастеров СПб. Потому что именно вот такая сумка мне была нужна позарез жизни и вот такая укладка. Или вот к этим брюкам должны подойти именно вот эти туфли. Любимым развлечением после работы было ошиваться по магазинам Невского проспекта. В итоге иногда мне нечем было платить за жилье и я стала одалживать деньги у друзей на всякие мелочи.

Однажды с соседкой разговорились. Наши мамы умудрялись за куда меньшие деньги воспитывать нескольких детей, а мы себя одну содержать на вполне приличную зарплату по тем временам в Питере. Правильно, потому что когда ты получаешь условные 10 000, то покупаешь тушь за 500, а когда условные 30 000, то покупаешь тушь  уже за 3000. И так во всех мелочах и в итоге остаешься ни с чем.

Катастрофа

Вдруг меня осенило: “Зачем каждый раз просить у кого-то в долг, если можно оформить кредитную карту?”. Сказано – сделано.

Тогда кредитные карты только начали появляться и у них был сумасшедщий процент. У меня стабильная работы, есть, где жить, поэтому проблем с оформлением вообще не было. Я вырыла себе потенциально опасную яму за 20 минут и даже не вчитывалась ни в обычные, ни в мелкие буквы.

Поначалу карта просто лежала в кошельке и мне нравилось на нее смотреть и осознавать, что вот теперь у меня есть. Потом я начала покупать на нее что-нибудь по мелочи. По дороге на работу могла зайти в Рив Гош и купить мыло Clinique, помаду Dior. В каникулы или выходные я могла пораньше проснуться, разодеться, дойти до итальянского ресторана на Невском, пообедать, купить книгу и зайти в кофейню или в Эрмитаж. Под картиной Матисса любила читать книги. Правда, в Эрмитаж я ходила, когда денег не было, всё же для студентов там был беспланый вход. Я называла тот период “блеск и нищета”. В кошельке ни хера не было денег, зато на мне помада Dior, платье Cerutti 1881, часы DKNY, туфли ALDO, поесть я могу на работе и вроде как бы всё неплохо, а чем платить за квартиру – я подумаю завтра. Мне нравилось идти по улице и перечислять марки одежды на мне. Это вроде как успокаивало.

В то время я жила с двумя девчонками, коллегами, мы работали вместе в сети кафешек. Я продолжала всё время что-нибудь покупать. Сложности на работе? Да я по дороге загляну в магазин и куплю себе вон тот кружевной комплект нижнего белья. Уф, вроде стало легче. Накричала начальница? У нас тут по соседству Mia Donna и я куплю себе по настроению абсолютно непрактичные красные лакированные шпильки (как у стриптизерши). Неважно, что в них некуда даже пойти. Так и жили и копили всякое барахло вместе. Одна из моих соседок все время пропадала на работе, приносила пакеты и ничего нам не показывала, складывала наш общий шкаф. Однажды я зачем-то полезла в самый дальний угол и обнаружила там огромные пакеты вещей, причем точно таких же, как у меня. Вплоть до нижнего белья. На минуту мне показалось, что это странно. Тем временем на работе сильно давили, все хотели повышения, внутренние аудиты выматывали все нервы, так как никто не хотел быть пониженным или уволенным. Я заметила, что одна из моих соседок начала прикладываться к алкоголю. Сначала было все невинно: зайти до работы и пропустить в Кофехаузе кофе по-ирландски, чтобы управляющая не так бесила. А потом уже по вечерам ложилась спать с запахом алкоголя.

Если я покупала себе вещи, чтобы заглушить трудности адаптации, то другая моя соседка рассматривала их исключительно как инвестиция в себя – “Если я буду хорошо выглядеть, то в меня кто-нибудь влюбится”. Так и жили.

Персональное дно

Я брала выписку по карте и никак не могла разобраться, почему я так много остаюсь должна банку. Арифметика в голове и сложные банковские расчеты в моей голове не сходились. А еще мне было каждый раз так больно и стыдно видеть все эти счета, что старалась эти письма счастья просто не открывать. Но тем не менее я вносила своевременно ежемесячный платеж. Беда пришла, откуда не ждали. Я неожиданно осталась без работы, на носу написание диплома и ежемесячные финансовые обстоятельства. Моя самооценка упала ниже плинтуса. Вместо того, чтобы признаться себе, как дела обстоят на самом деле, я решила прятать голову в песок: продолжала маниакально покупать что-нибудь. Тем не менее наш союз отчаянных провинциалок распался и я переехала жить к другим своим друьзям (про ту эпическую питерскую коммуналку я не раз упоминала). И это был тот настоящий друг, который пытался обо мне заботиться, вытаскивать из концентрации ада в моей жизни. Я продолжала эту деструктивную ситуацию и придумала наглую ложь, чтобы создать видимость благополучия: соврала, что нашла работу, а сама покупала Vogue, шла в торговый центр, пила там кофе и просто слонялась. У меня был какой-то внутренний паралич воли. В каком-то бредовом состоянии дописала дипломную работу, получила диплом, по ночам подрабатывала в кинотеатре возле дома и вдруг вытягиваю счастливый билет – нахожу работу, причем по специальности. Значит опять можно продолжать покупать.

Однажды я шла по Васильевскому острову и ко мне пристал ненормальный тип. Этот псих схватил меня за руку и начал тянуть в сторону совей машины с воплями: “Я могу себе позволить купить абсолютно любую девушку, все девушки продажны, всё зависит от цен”. Я в шоке! Вырываюсь и забегаю в первый попавшийся ресторан, усаживаюсь за столик и пытаюсь взять себя в руки. А потом вижу, что за соседним столом сидит милая азиатская девушка, я подсаживаюсь к ней, знакомлюсь и с рыданиями рассказываю о своих приключениях только что. С девушкой Яной мы потом начали дружить. После я вернулась домой, собрала все короткие платья, яркие вещи, отдала своей подруге и оставила себе только черное, серое, длинное, безликое. Ах да, я же теперь в офисе с серьезным дресс-кодом.

Избавление

Избавление пришло с увольнением. Я осталась без работы, без денег и с долгами. Когда-то вычитала в книге Джима Рона: “Изменения происходят по двум причинам: вдохновение или отчаяние”. Так вот, у меня тогда было полное отчаяние. Я взвесила всё в своей голове: опять начинать всё сначала в Питере или рвануть навстречу мечте – начать всё сначала в Москве? Все решилось за один вечер: я собрала самые необходимые вещи, купила билет на поезд Санкт-Петеребург — Москва и в ночь на 24 декабря села в поезд, почти без денег и оставив друзей. По дороге у меня сломался телефон со всеми старыми контактами и я восприняла это как знак начать новую жизнь как раз в канун Нового года. Потом рассказала маме о своем отчаянном положении и она помогла мне расплатиться с долгами. Я никогда этого не забуду.

Как раз в разгар моей эпопеи с шопостраданиями вышел фильм “Шопоголик” по мотивам книг моей трепетно любимой Софии Кинселы. Знаете, в книге всё написано с юмором и огоньком, а вот посмотреть фильм мне не хватило смелости. Моя рана тогда была еще слишком свежа. Посмотрела я его уже спустя несколько лет, когда все кошмары остались позади.

Я потеряла своих друзей, похерила свою кредитную историю, угробила не начавшуюся карьеру и подвела своего дорогого человека.  Мне надо было дойти до своего персонального дна, чтобы пересмотреть свою жизнь, узнать о себе горькую правду и начать меняться. После всех этих событий я решила быть внимательной к тем, кто меня окружает, выполнять обещания, идти навстречу людям, вести списки и заниматься планированием. 

 Жизнь после

… C тех пор прошло почти 10 лет. Я поменяла города и страны, поработала в разных интересных местах, вещей становилось все меньше и в какой-то момент окончательно научилась жить с самым минимумом. У всех есть свое священное право на ошибку, я своё реализовала. Главное – упади семь раз, поднимись восемь, как говорят японцы.

В том, что касается покупок, складывается следующая картина:

– тщательно планировать покупки и не отступать от планов. Никаких импульсивных покупок. Если вещи нет в плане, то я даю себе на размышление 3-4 дня. Если запал пропал, значит не очень-то надо было, но если всё еще хочется купить, то надо чем-то пожертвовать из списка.

– использовать покупки как вознаграждение. Например, поставила себе цель за месяц прочитать 15 крутых книг и в конце месяца купить себе что-нибудь действительно необходимое из списка.

– обращаю больше внимания на ресейл. Какие-то бытовые вещи можно купить в секонд-хэнде. Вообще идея ресейла как защита от перепроизводства мне нравится.

– стараюсь отдавать предпочтение этичным маркам. В том же H&M есть прекрасная линия Conscious – одежда из переработаннных материалов.

Самое сложное в этой истории – это простить саму себя за такие необдуманные поступки и ошибки. Простить себя – это адски сложно. Мне легче быть снисходительнее к чужим слабостям и недостаткам, но вот внутренний детектор отказывается пропускать свои и включает аларм, каждый раз настойчивее. Много раз я прощала чужие предательства и ошибки, но признать себя достойной такого же великодушия – это архи сложно. Когда-нибудь я себя прощу. Когда-нибудь я признаю, что достойна лучшего отношения от самой себя.

С другой стороны, это была ошибка, моя собственная ошибка, которая в итоге сделала меня такой. И все эти мои 100500 ошибок, удачные решения, усилия складываются и делают меня нынешнюю. Главное – не бояться брать за них ответственность. Теперь даже при полной катастрофе у меня не возникает желания спрятаться в домик в иллюзии мнимой безопасности. Я видела свой персональный ад и теперь я не боюсь выходить и биться, ибо знаю, что хуже точно может быть, а лучше могу сделать лишь сама. Однажды в 9м классе я зашла к своему наставнику, человеку, которого я безмерно уважаю и никогда не забываю, Петру Саввичу, и спросила: “Петр Саввич, а что если я однажды запутаюсь, собьюсь с пути и потеряю себя?”. И он ответил: “Лена, я верю в тебя. Если ты заблудишься, ты обязательно себя найдешь”. Я ищу. Я живу.

Текст Лена Диодорова (lenadio.ykt.ru)

Источник: kerekuo.ru

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *