Главный архитектор Ирина Алексеева: “Якутск – город, который вдохновляет!”

В Лос-Анджелесе хотят запретить продажу меховых изделий
20.09.2018
«Дочки – матери»: коуч Александра Пожарская об отношениях мамы с дочерью
21.09.2018

Недавно я взяла интервью у Ирины Алексеевой, главного архитектора Якутска. Накануне мы списались о том, что перед интервью встретимся с утра возле сквера и где-нибудь выпьем кофе. Приближаясь к скверу, я сразу же узнала Ирину – по нетипичному для осеннего Якутска яркому наряду. Ирина совсем непохожа на чиновника в обычном смысле этого слова, она – искренняя, потрясающая, энергичная, стильная, создающая вокруг себя атмосферу профессионализма и позитива. Ирина – очень творческий человек и фанат своего дела. После окончания архитектурного института в Новосибирске, 2 года работала в проектном институте «Якутгражданпроект», родила младшего сына, получила ученую степень, работала преподавателем в университете и затем вернулась в проектный институт. Секрет нашей героини прост – любить то, чем занимаешься и занимать активную позицию. В 2015 году Ирина стала главным архитектором Якутска.

– Как ты думаешь, какая миссия у главного архитектора Якутска. Какую свою личную ценность ты бы хотела воплотить в этой должности?
– По образованию я архитектор-градостроитель, который занимается планированием. Когда пришла работать в проектный институт, то подумала: «Боже, как же это скучно! Неужели я буду заниматься этим всю жизнь?». Например, мы делали генеральный план какого-нибудь поселка, где ты сидишь и рассчитываешь, сколько там человек будет жить через 20 лет, какие там будут места трудоустройства, начинаешь прорисовывать планировку этого поселка… На реализацию генеральных планов нужен не 1 год. Возможно, ты не видишь результатов своего труда, не знаешь, воплощены ли твои проектные предложения. Вот сейчас, в городе строится то, что было запланировано 3–5 лет назад. Правда, темп жизни стал быстрее, реализация проектов ускоряется, уходит в прошлое такое понятие, как «бумажная архитектура». Я вижу те ошибки, которые мы совершали, планируя раньше, и сейчас мы пытаемся делать новые проекты уже с учетом этого. На мой взгляд, архитектор берет на себя нечто большее, его миссия – менять мир, влиять на жизнь каждого человека. Надо делать свою работу с пониманием того, что потом всё это выстроится в большую картину целого мира. Видеть результаты своего труда очень вдохновляет. Без этого часто возникают сомнения, неуверенность в своем профессионализме. Трудных моментов хватает, но у кого их нет.
Мне кажется, у архитектора есть еще миссия просвещения, взращивать в людях качественный запрос на качественные изменения. Я считаю, что важно ставить завышенные запросы в жизни, не бойтесь быть перфекционистами. Мы привыкли довольствоваться малым, ссылаясь на климат, трудности. Нам надо перескочить через такое отношение. У нас же такой человеческий потенциал! Нам надо перестать откладывать на завтра – «Сегодня сделаем так, а потом, может быть, поменяем и сделаем лучше». Зачем ждать? У нового поколения есть возможность делать всё по-другому, с пониманием того, через что прошли другие города, не совершая те же ошибки, а сразу делая по своему видению, по-настоящему, качественно. Вместо хайповых решений (например, когда перед выборами многие кандидаты ставят под видом благоустройства какие-нибудь страшные качельки, а детям все равно приходится играть в грязи), можно просто почистить улицы, убрать грязь, засыпать дороги.  Меня часто упрекают в том, что я хочу всё сразу поменять. Это у меня просто приоритеты. Не надо довольствоваться малым, надо просто брать лучшие примеры и делать пусть меньше, но качественно. Нам стоило больших усилий убедить коллег в прошлом году сделать другое благоустройство дворов: не только заасфальтировать проезды и расставить дешевые пластиковые игровые комплексы, а также разработать авторские индивидуальные проекты. Пусть это было не по всем дворам, зато люди увидели, что можно делать по-другому, и что стоит это ненамного дороже. Перфекционизм заключается в деталях.

– Как ты сочетаешь бюрократию в своей работе и творческую составляющую?
– Есть Совет главных архитекторов РФ, куда входят главные архитекторы всех городов и субъектов. Если человек выдерживает на этой работе 5 лет, ему дают знак Кентавра как характеристику того, что главный архитектор – человек двух ипостасей (чиновника и творца) и главная его задача – это уметь балансировать. Как только ты уходишь больше в бюрократию, то тогда тебе не хватает творчества, а если целиком уходишь в творчество, то ты уже не можешь выполнять те функции, которые возлагаются на главного архитектора как на муниципального служащего. Балансировать здесь довольно-таки сложно.

В России статус архитектора в последнее время очень сильно утерян, потому что архитекторы – это довольно замкнутая сфера. На мой взгляд, архитектор должен быть идеологом, говорить, в какую сторону идти и куда смотреть. Главный архитектор – это движущая сила в городах, потому что прежде всего должно быть грамотное профессиональное видение развития. Если архитектор молчит, то за него примут решение люди, у которых есть деньги или власть. Мы с коллегами в России обсуждали такой вопрос, что при принятии законов у нас нет ни одного депутата-архитектора. На уровне городов практически нет людей, которые представляют общество в законодательных органах. В Государственной думе нет ни одного архитектора, не говоря уже об исполнительной власти, где как нигде крайне остро стоит задача системно продвигать правильные грамотные решения в градостроительстве и выстраивать эффективный диалог.


Иногда про меня некоторые могут сказать: «Вот она занимается непонятно чем». Но для меня главное то, как я сама воспринимаю себя на этой должности и понимаю свое предназначение как человека, отвечающего за градполитику. Ты должен идти вперед, даже если не всегда все получается, ведь ошибки случаются, но если у тебя не будет видения того, куда ты идешь, то, вообще, бессмысленно что-либо делать. Любую критику я стараюсь всегда воспринимать конструктивно. Важно слышать людей, особенно если ты работаешь муниципальным или госслужащим, ведь это человек, который служит людям. Ты должен делать свою работу ради людей, а не просто ради себя и каких-то своих амбиций. Когда понимаешь, что что-то сделал не так, то ничего не мешает пересмотреть и исправить это, или проанализировав на этот раз, в следующий раз уже сделать по-другому. Это опять-таки история про баланс.

– Насколько важно умение прислушиваться к тому, что говорят другие люди?
– Это важно, но в какие-то моменты надо оставаться верным своему видению. Когда в Якутск приезжал Илья Варламов, мы на дискуссии обсуждали проблему многоуровневых парковок. Мы не можем как в других городах сделать подземные паркинги, а машин вокруг становится все больше и все труднее обеспечивать их парковочными местами. Так что если мы не можем уйти под землю, то, может, нам следует строить над землей? Мы взяли это на заметку и начали планировать, но люди сопротивляются таким парковкам, говорят: «Зачем нам во дворе лишние 100 машин? Уж лучше я себе гараж поставлю, а все остальные пусть делают, как хотят». В итоге вокруг бардак. Чтобы не затрагивать права третьих лиц, мы проводим публичные слушания. Мы их проводим, но людей ведь очень сложно переубедить. Так вот, Илья Варламов тогда сказал, что иногда не нужно вестись на мнения людей, если есть четкое понимание того, что это решит глобальную проблему города. Радикальные меры иногда нужны и надо быть уверенным в своих решениях. В конце концов, архитектор – это проводник, а окончательное решение принимает глава города.

– Какие фишки Варламова можно было бы использовать в нашем городе?
– Варламов сам архитектор по образованию, и он не представитель власти. Такие люди, как он, на самом деле очень нужны. Люди часто говорят, что вот власть пытается что-то делать и всё им кажется неправильным, а когда обычные люди рядом начинают говорить то же самое, то они прислушиваются. Мы с ребятами стараемся выявлять активистов по городу. Изменения не будут происходить, пока не будет запросов. Когда люди начали говорить о том, что не хватает детских садов и школ, эта проблема начала решаться, потому что власть начала понимать, что надо строить школы и открывать садики. Что я вкладываю в понятие власти? Это распределение бюджетных средств и, как правило, этих средств не хватает на всё, всегда надо выбирать что-то одно, расставлять приоритеты. А приоритеты зависят от запросов. Люди радуются малому, и я такой подход все время критикую. Есть такой проект – «Народный бюджет». Важно, чтобы инициаторы работали с архитекторами, экспертами. Если этого не происходит, они просто на выделенные деньги покупают или изготавливают то, что могут, потом говорят: «Мы же вам сделали хорошо», «Это лучше, чем ничего», при этом люди радуются, детишки бегут играть. Это такие истории из раздела заниженных запросов. Люди рассуждают, что раз раньше ничего не было, значит сойдет и такое качество. Это неправильно. Надо, чтобы люди говорили: «Нам не надо такого, нам нужно лучше». Нельзя людей унижать такими подачками. Чем выше у людей будет запрос на качество, тем быстрее всё будет меняться. Причем не только касаемо бюджетного финансирования. Мне кажется, качественные запросы со временем будут расти. Сейчас у нас появился запрос на велосипедную и пешеходную инфраструктуры. И такие запросы сейчас будут появляться еще больше. Надо всегда хотеть лучшего и не мириться с меньшим. Главное – захотеть и тогда всё получится.

– Вот мне очень не нравится проблема общественных туалетов, которых нет. Мне кажется, что это унижение человеческого достоинства. Не все люди готовы заходить в кафе и что-то там покупать, чтобы сходить в туалет.
– Соглашусь, это большая проблема. Вопрос содержания общественных туалетов связан с уровнем культуры и менталитета. Мало, кто из якутян готов работать в общественном туалете. В свое время попытки построить общественные туалеты были по улице Кирова и в Старом городе, предприниматели пытались их строить на специально выделенных земельных участках. В итоге ничего не вышло. В больших городах туалеты есть в торговых центрах, кафе, общественных местах. Я придерживаюсь такого же мнения, что отдельно туалет не надо строить, будет очень трудно обслуживать и содержать в чистоте и порядке.
Гораздо лучше сделать первые этажи зданий в центре общественными и там размещать туалеты. Так, человек, идя по улице, должен иметь право свободного доступа и право везде и спокойно удовлетворить свои потребности. Другое дело в парках и на общественных территориях, где нет таких зданий. Там нужны отдельные здания для туалетов.
– Как и насколько влияет на человека то место, где он живет, влияет ли это на его уровень счастья и на смелость быть собой?

– Я бы сказала, что здесь имеется прямая и даже главная связь человека и места. Среда, в которой живет человек, напрямую влияет на уровень и понимание жизни. Этому вопросу в России очень много лет вообще не уделялось внимания. Все строилось типовое. Какие люди вырастали в рабочих поселках, промышленных городах, если кроме горнодобывающего комбината вокруг ничего нет? Люди всегда уезжали оттуда, это же ведь очень печально. В этом плане Якутск немного другой. Он всегда был более функциональным городом, все-таки столица. Если уровень пространственной организации города низкий, то и люди так же себя ощущают. Среда очень сильно влияет на общество, а общество влияет на среду. Город есть отражение нашего общества. Город станет хорошим лишь тогда, когда люди будут делать его лучше.

– А ты счастлива в этом городе?
– Мне кажется, счастье – понятие относительное, оно в ощущениях и идет от внутреннего состояния, когда можно в течение дня быть счастливым и несчастным одновременно и при этом неважно где. Если ты был счастлив в этом городе, то скорее ты был счастлив в определенный момент или период своей жизни. Уж точно моменты счастья не зависят от города. Мне нравится, что в нашем городе появляется много мест с уютной внутренней атмосферой, где можно посидеть и пообщаться с друзьями. В основном я дружу со своими коллегами, с которыми раньше работала до того, как стать главным архитектором. Я им доверяю и точно знаю, что они дружат со мной просто так. Хотя вижусь с ними редко, так как полностью отдаю себя работе, потому что могу себе это позволить. Мои дети уже выросли и теперь у меня есть возможность максимально заниматься работой. Раньше я говорила, что мы живем в перерывах между работой: заканчивали работу и бежали домой жить. А теперь я все время работаю и изредка выхожу жить. Если ты профессионально востребован и активен, то все только начинает закипать. Это и есть стимул по жизни.

Беседовала Лена Диодорова

Фотографии предоставлены героиней материала

Источник: kerekuo.ru

 

2 Комментарии

  1. мрр:

    Как же она вкусно отвечает

  2. Нина:

    Какое скучное интервью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *