Про феминизм. Борьбе за равные права и празднику 8 марта посвящается

Союз педиатров России выступил против ЭКО и суррогатного материнства
06.03.2020
Что нужно знать о партнерских родах?
10.03.2020

Я знаю, какой имидж имеет феминизм вне фемсообществ. Оставим это за скобками обсуждения. Нет времени объяснять, почему несмешно и что не так с негативными стереотипами.

Я вкратце и за себя. 

Феминистка я потому, что у меня есть права и обязанности, я хотела бы, чтобы они были у всех женщин. А у меня – реализовывались эффективнее в ряде случаев.

У меня есть свой собственный паспорт. Я не вписана в документы отца или мужа или другого «дамовладельца», а существую автономно. Есть своя банковская карта, активы. Они не становятся автоматически собственностью мужа, потому что уж куда уж бабью со своим умишком добром распоряжаться.

Я могу избирать и быть избранной. 

Если я зайду в ресторан или гостиницу без сопровождения мужчины, персонал меня обслужит. 

Меня не продадут за вязанку шкур или пучок бананов. А если продадут, это – статья.

Я имею возможность выбрать себе мужа самостоятельно и подать на развод, если что-то пойдет не так, и при этом не остаться с пустым кошельком и без возможности видеться с ребенком. 

Меня нельзя заставить без нарушения закона беременеть против моей воли, принудить делать селективные аборты и рожать, потому что это – репродуктивное насилие.

У меня академическое образование, которое позволяет мне работать. Без разрешения отца или мужа.
(Если кто думает, что об имуществе, обслуживании и образовании – это о варварских странах, то спешу огорчить – это о вполне себе процветающем нынче Западе).

По поводу феминитивов. Я за их использование только потому, что это очень облегчает понимание, когда пишешь статью об иностранных гражданках. 

Активистка и министресса иностранных дел Мьянмы Аун Сан Су Чжи. Американская писательница Тони Моррисон. Иранская правозащитница Ширин Эбади. Кенийская активистка Вангари Маатаи.

А если писать в мужском роде, сразу надо прорву пояснений. Кенийский борец Вангари Маатаи п о л у ч и л а Нобелевскую премию. Знаете, такая вот женщина-борец за права человека. Моя женщина-отец и женщина-брат с большим интересом следили за новостями. И моя подруга – женщина-Олег – тоже. На вкус и цвет, в общем, но я считаю наличие феминитивов оправданным. Французы же живут с этим и не страдают, что часть населения и язык ущемили.

Опять же, может показаться, что феминизм где-то в по долинам и по взгорьям южных азий и нужен. Возьмем, к примеру, протесты женщин против разводов по смс (фейсбуку, другим мессенджерам). 

В Индии до недавнего времени это была очень острая проблема среди мусульман. Говорит мусульманский муж три раза «талак» и должна его жена встать и пойти прочь, в чем была. Куда глаза глядят. И детей больше не видеть. Жены, понятное дело, особо молчком уходить не намеревались, и тут на помощь мужьям пришли современные технологии. Отправилась непокорная Фатима к врачу или на базар. Муж ей тут же настрочил талаки и сделал свободной женщиной.

Идти особо некуда – не всех дочерей обратно принимают в отчий дом. Республика организует приюты для таких женщин. Часто они не имеют образования, плохо читают и молоды. Еще жить и жить. 

Несколько лет акций протестов и правительство доброго и красивого Моди, хоть и за год до выборов, запретило на республиканском уровне разводиться через смс. (Это ж столько голосов избирательниц!) Все разводы – только через суд.

Ух, видели бы вы, как мужчины вознегодовали! Как это правительство да в скрепы семейные своими лапами залезло! Да добрую женщину разве муж так погонит?! Но закон есть закон. Добрую или злую гнать, как, куда и с какими алиментами – товарищ судья решит.

А народ очень быстро на всякие акции протеста сбивается – можно на коленке ручкой написать на тетрадном листе «Нет разводам по смс» и тоже пойти протестовать.

Поле непаханое для борьбы за равные права. Та же стигматизация менструаций. Не, это не как в «цивилизованном» мире. Ты протекла в автобусе, на физру не пошла или купаться, а тебя обстебали, пальцем показали и поржали. «Девчонки, вы не

купаетесь, потому что вода покрасится? Ыгыгы!»

Не. Все глубже. Наглядно вопрос демонстрировали пара старых сюжетов рекламных роликов. В первом девочка говорит, что мама не пускала ее на кухню и в школу во время месячных. Но новые прокладки whisper такие большие, что никто и не знает, что происходит. А во втором (сюжет, кстати, гуляет до сих пор в разных вариантах) показывали преимущества прокладок, произведенных машинным способом, перед тряпками. Школьница плачет (опозорилась перед одноклассниками, наверное, прогуляет школу в другой раз, чтобы избежать повторных издевок). Другая девочка отказывается танцевать народные танцы юга Индии, потому что тряпочка изомнется. А с промышленным продуктом танцует, и хоть бы что.

Что за дикость, не правда ли? Казалось бы, вот тут нужен феминизм, а в наших россиях он ни к чему. А давайте немного порассуждаем на эту тему. 

Разберем некоторые вопросы, по которым обычно скандалы в интернетах разгораются:

– изнасилования;

– поведение в отношениях;

– развод.

Изнасилования. Сейчас будет очень важный момент: все, что произошло после слова «нет» – изнасилование. Если второе и прочие лица, которым надлежит участвовать в процессе, не может/не могут озвучить согласие, это – отказ. Несогласие. Волшебное слово «нет» существенно упрощает коммуникацию. Никого нельзя насиловать. Даже если она села в машину в два часа ночи. В короткой юбке шла и голым пупком светила вдоль дороги. Перебрала и не может дать согласие внятно. Оголилась, начала и в процессе передумала. «Нет». Все. Остановил машину у ее дома/остановки/службы такси. Вызвал «скорую»/родителей/опекунов. Просто ушел. А если она толстая/тощая/страшная и вообще не соответствует вашим представлениям о конвенциональной красоте, изнасилование и домогательства – не комплимент.

И все рассуждизмы о том, как шла и во сколько, в чем и каким голосом отвечала это самое «нет» – лишнее. По бритве Оккама.
В сети гуляют советы, как избежать изнасилования, если ты мужчина – авторство не помню. Надо надевать штаны с неудобным замком, которые трудно снять, если не уверен, что удержишься. Надо выбегать в людное место и кричать, если чувствуешь, что вот-вот сорвешься. Прекрасные советы, очень помогают. Иначе общество начинает скатываться в рассуждения, кого можно насиловать и кого нельзя. Что, совсем нельзя?! Даже в короткой юбке? Даже пьяных?! Совсем никого нельзя?!

Ага, совсем нельзя. Иначе нельзя будет только Идеальную Жертву (существует, как идеальный газ, только в теории). Идеальная Жертва – это жертва изнасилования, которая вела себя благонравственно, которой общество вопрос с подковыркой не задаст. Шла в библиотеку в полдевятого утра, без макияжа, по территории светского государства, не слушая музыку в наушниках, не глядя прямо никому в глаза, с собранными волосами, в широкой одежде немарких цветов, скрывающей шею, руки ниже локтя и ноги целиком, в удобной обуви. Напал незнакомый человек, неприятной внешности, с плохим прошлым, без семьи, без детей, без матери, без коллег, которые за него могут поручиться. 

Идеальная Жертва устно хотела поставить на место, потом – убежать, потом – отбиться и кричать, но не смогла. Вот ее мы пожалеем и руку подадим. А к остальным – куча вопросов. И общество закрывает глаза на статистику, что насилие совершается в основном уже знакомыми людьми, а одежда – не решающий фактор.

Если на вас никогда не нападали и вы думаете, что знаете секрет, как уберечься, а насилуют только «неправильных» женщин, то такой тип мышления называется ошибкой выжившего. Якобы совокупность действий и/или ритуалов защищают вас. Это так не работает.

Детям еще прощают, разумеется. Но зато винят мать. Почему-то, если с ребенком происходит нехорошее, в комментариях появляется человек, который грозно вопрошает: «А куда смотрела мать?» Не отец, заметьте, хотя документально это такой же родитель, неограниченный в правах и обязанностях. А мать. Куда смотрела.

С матери вообще спрос крепкий такой. Заболевания, поведение отпрысков в фазе острого кризиса, сидение на больничных, декреты – это мать. В общественных местах, если народу захочется поделиться своим мнением о качестве навыков родительства, то маме с капризничающим ребенком выскажут охотнее, чем папе.

Наблюдаем эффект двойных стандартов. Словом, о материнстве не буду мыслью по древу. Все грамотные. 

Статистика знает все. Вон «Юрцентр адвоката Олега Сухова» публикует цифры, что четыре пятых российских мужчин уклоняются от алиментов. Хотя процент успешных дел – невиданно высок. Там же читаем, что среднемесячные алименты где-то немногим выше полутора тысяч рублей в среднем. Поскольку, если не госслужба, можно сделать так, чтобы эта «стервь ни копеечки лишней не получила, а то будет на Мальдивах за мой счет отдыхать. С любовником». В среднем, на всю тыщу шестьсот, видимо, и будет. Юбки дорогущие покупать, в шубы рядиться. И весь праздник жизни с шестнадцати сотен.

Плавно подходим к браку, который, если верить «Камеди клубу» и другим рупорам эпохи, нужен сугубо женщинам. Мужчина-то от него ого-го как бежит! Замечали, что женские тренинги должны быть продуктивные. Как мотивировать/удержать/стать лучше/выше/умныее/красивее/спокойнее/интереснее. А мужские – потребительские. Как соблазнить, ухватить, закадрить. Это современная интерпретация поговорки «У вас – товар, у нас – купец». Женщина остается объеком, а мужчина – субъектом. Разве это справедливо?

Впрочем, чем больше смотрю на современных студенток, тем больше вижу, что они растут уже свободными от установок. Может, мы и вовсе последнее поколение, кому средства массовой информации и прочие источники полоскали мозг, что надо быть картинкой для радости и функцией, а не живым человеком.

Когда я говорю «функция», я подразумеваю все эти прелестные ситуации, когда женщина открывает рот, чтобы сказать, ей не нравится или она устала от мытья полов или посуды или придумывать, что жрать готовить или грудного вскармливания или истерик ребенка, то вместо сочувствия или экологичных комментариев, ей выскажут какую-то токсичную фигню. «…а как ты хотела?..», «..все так, и не устают…», «…бабки в поле рожали без подгузников и мультиварок…». Словом, будто бы делать это все и не уставать – нормальное состояние. А кто ноет, та сломалась, фу. Сходи к психологу, починись и не беси.
А не починилась, так, пожалуйте, развод. И снова виноватинг: «…от хороших жен мужья не уходят», «надо было за собой следить». 

Шутки: «Разменял одну за сорок на две по двадцать». Прямые обвинения: «Нечего было рожать, раз сама прокормить не можешь», если начинаются тяжбы за алименты и имущество. При этом к женщине липнут всякие неприятные аббревиатуры (РСП, например), ей предъявляют счет, что она не уберегла семью и вообще б\у и 3 сорт. Нечего тут. Это все нечестно.
Нечестно, что «самые тяжелые года в жизни мальчика – это первые сорок лет», а ты «уже соображать должна» с самого детства. И это еще я тему стеклянного потолка не касаюсь, найма женщин на работу и оплаты труда.

Пока так. Феминь.

Автор: Нарина Ринго @narina_ringo

Источник: kerekuo.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *