Про мою отстойную жизнь и не только

Красота спасет мир! Революционный показ Sports Illustrated
17.07.2018
Мисс Виртуальная Якутия 2011, Евгения Гунина стала мамой во второй раз
18.07.2018

Про мою отстойную жизнь

Мне всё больше кажется, что меня сплошь окружают идеальные сверх-люди. Я как тот герой в Степфордских женах, который на ярмарке ищет тазик с блевотиной. Особенно в Москве. Все такие идеальные: платья, каблуки, благополучие, карьера, хобби, мастер-классы, проекты, деньги-деньги-деньги, и я такая с прыщами, целлюлитом, потрепанная, со спутавшимися волосами, стараясь вспомнить, как глагол ir в испанском спрягают.

Когда я начинаю разговаривать с некоторыми мамочками, то вообще туши свет. На полном серьёзе утверждают, что работают в декрете чуть ли не полный день, с ребенком занимаются, на кружки его водят, с шести месяцев уже по какой-то умной методике занимаются. При этом весь дом на них: готовят, убирают, стирают, уют и красоту наводят. Они успевают хорошо высыпаться, заниматься спортом, еще на хобби время остаётся и никто не помогает, даже муж. В такие моменты я представляю себя Кэрри с её колонкой о сексе и рекламой вибраторов. Жалкой, кароч. Правда, у меня отстойный ник, блог с парой тысяч читателей, мечта написать роман-чернуху и переехать в Латинскую Америку работать на кофейной плантации (как рабыня Изаура, да-да). Со мной явно что-то не так.

Мои ровесницы обсуждают ботокс, фотоомоложение, гимнастику для лица и какой маникюр предпочесть, а я сижу рядом с ними и стараюсь вспомнить, одинаковые ли носки я с утра впопыхах достала. Потом “Ах, да. У тебя 10 пар одинаковых серых носков, так что перепутать ты точно не могла”.

Иногда я думаю об одиночестве внутри меня. Стивен Кинг когда-то предостерегал в одной своей книге, что “писательство – работа одинокая. И если есть кто-то, кто в тебя верит, – это уже очень много. Этого достаточно”. За все годы я привыкла быть одной, но не удержалась и отправила первую главу романа своему другу. Друг пока молчит.

Про ключи

Оказывается у некоторых людей есть ключи к нам в душу. Они ими отпирают двери комнат в нашей душе, в которые мы сами никогда не заглядываем. Находят самые потаённые и затемнённые уголки, покрытые пылью и паутиной. Заглядывать туда с этим человеком – совсем не страшно. С такими людьми складываются особые отношения. Дружба, влюблённость, зависимость. Иногда мы просто стоим в сторонке и очаровываемся, стараясь подметить и утащить к себе каждую деталь. Расспрашиваем о вкусах и местах, чтобы расставить якорьки, и когда совсем невыносимо станет от одиночества, мы пойдём в их любимое место и на мгновение покажется, что этот человек рядом. Или будем ставить на репите одну и ту же песню в плеере. Или перечитывать сообщения от них как самую лучшую книгу. Потом понимаешь, что так западаем на этих людей, что глядя в их глаза, мы просто становимся лучше. Потому что там наше отражение.

Однажды

Мне бы хотелось как в детстве забежать домой, с охапкой книг и обнять маму. И чтобы дома пахло печеньями, которые испекла ты.

Мне бы хотелось, чтобы ты у меня спросила, как у меня дела и сколько пятёрок я получила. А потом нальёшь чай и поставишь вазу с печеньками передо мной. Я сяду поудобней, раскрою книгу и буду самой счастливой.

Мне бы хотелось открыть дверь и увидеть там тебя.

Но вместо этого я научилась плакать беззвучно по ночам и повторять про себя, что разбитое сердце – это то сердце, которое любило.

Текст Лена Диодорова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *