Якутская женщина как кинообраз

#ядостаточноодета фотопротест от якутских женщин в ответ на харассмент в парламенте
28.12.2020
“Дети пандемии” 2020 или топ новоиспеченных звездных мам Якутии
11.01.2021

Якутское кино – прорыв последней пары лет. Его можно сравнить с кинокультурой Австралии. Зритель видит понятный, вроде, сюжет. Зритель сопереживает героям, плачет и смеется. Но в финале становится ясно, что до конца постичь единение духа, природы, человека и связей между ними – трудно. И самому закоренелому атеисту невозможно не верить в духов и разумную жизнь природы, перед которой человек – песчинка в море. (Кому нравятся такие сюжеты рекомендую также кино австралийское. Все другое, но посыл близок).

Пожалуй, самой первой запоминающейся героиней-якутской женщиной на широком экране оказалась Саша из «Кочегара» реж. А.Балабанова в исполнении Аиды Тумутовой (ее мать родом из Читы, а отец – из Петербурга).  Якуты в прочтении режиссера спокойные, принимающие жизнь такой, как она есть, но таится в них древняя, непонятная другим, сила. Кочегар пишет по памяти прочитанный ранее рассказ о том, как пришлые (сосланные) издевались над коренными. Он кажется безобидным, но убивает в отмщение так, точно это знание было с ним всегда. Саша появляется на экране резко. Ее тело в каплях воды брызгает в лицо зрителю. Не знаю, какая реакция была в кинотеатрах в 2010, но даже в 2020 (я посмотрела этот фильм целиком только недавно) ее появление вызывает протяжное «охохо». 

Время идет. Якутское кино прочно завоевывает любовь и внимание зрителя по всему миру. И уже можно говорить об образе якутской женщины в прочтении якутских режиссеров, в контексте якутской жизни, а не как у Балабанова – нечто чуждое в универсальной среде. 

Самые яркие фильмы последних лет – «Тойон-Кыыл» («Царь-птица»), «Мин үрдүбэр күн хаһан да киирбэт» («Надо мною солнце не садится»), «Проклятый хомус» и «Пугало».

Первое, что объединяет всех женских персонажей фильма – они следуют своему пути, принимая то, что с ними случается как данность. Героини живут здесь и сейчас, невзирая на события, которые, казалось бы, должны их уничтожить и ослабить.

В «Царь-птице» Оппуос не позволяет себе много эмоций и громкой драмы. Утраты и сомнения – все спрятано внутри. Мы можем догадываться, что она чувствует и думает, но напрямую автор ничего не говорит. Она живет здесь и сейчас. Если и горевала она по детям, зрителю остается только предполагать – как. Она поддерживает мужа, она прислушивается к совету шамана и кормит хищную птицу.

Если вы хорошо владеете якутским, предлагаю прочитать рассказ Василия Яковлева «Со мною состарившаяся лиственница» («Миигин кытта бииргэ кырдьыбыт тэҥкэ тиитим»). Он лег в основу фильма. Читать трудно, честно признаюсь. Процесс очень созерцательный. На ходу не получается сосредоточиться, слова скачут, требуют внимания. 

В «Надо мною солнце не садится» мы видим, с одной стороны, конфликт отцов и детей, а с другой – единение поколений. Главный герой, юноша Алтан, несмотря на спокойную, мудрую мать в положении, не находит понимания в семье, уезжает на севера ухаживать за песцами. Там он начинает водить дружбу со стариком, который просит его похоронить и отыскать дочь. Дочь вместе с женой перевернулись на лодке много лет назад. Дочь пропала без вести – жива или нет? Жена является старику в виде молодой женщины из его воспоминаний. Что характерно, погибшую жену творческая команда фильма не стала изображать слащавой и инстаграмной в угоду конвенциональной красоте. Она соответствует портрету женщины своего времени и образа жизни. Жену мы видим только в грезах старика, во многом статично, но, тем не менее, тоже чувствуется, что она спокойна, придерживается своего пути и живет здесь и сейчас. Особо хотелось бы подчеркнуть, что начало фильма также связано с женским образом – бабушкой. Малыш Алтан сидит у бабушки, которую добрым словом несколько раз вспоминают по ходу фильма. Это связано с тем, что бабушка могла играть даже более главенствующую роль в воспитании малыша, чем родительницы, и это в якутской культуре допустимо. Кроме того, бабушка – это, своего рода, хранительница, спасительница, вдохновительница на сакральном уровне.

В «Проклятом хомусе» и «Чучеле» героини живут на грани тонкого мира и мира действительного. Они принимают причудливые события и сверхъестественный дар, как данность, не стараясь изменить мир вокруг себя или убежать от него. Они стараются сгладить негативный эффект от дурного и направить силу в мирное русло. Об этих фильмах трудно говорить без спойлеров. Лучше посмотреть. 

Фильм «Тыгын Дархан» мне целиком увидеть не удалось, поскольку он еще недоступен на онлайн-площадках. Но даже по трейлеру и тизерам можно сказать, что женские персонажи ничуть не бледнее персонажей мужских. Чего стоит один только монолог удаганки с ее предсказанием о семи воинах.

2020 год показал нам, что человек – не царь природы, а ее часть. Что необходимо принимать данность здесь и сейчас. И якутские фильмы показывают, как такое единение и сила могут сосредоточиться в одном персонаже. В женском. Даже если такой персонаж и не главный.

Иллюстрации по приозведениям писателя Амбросьева —  Кирилл Ондар (10 лет) при поддержке художницы и фотографа Марии Чикачевой.

Текст: Нарина Ринго @narina_ringo

Источник: kerekuo.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *